Ретроспектива JvdK/FvdS

Ретроспектива JvdK/FvdS

На сдвоенной ретроспективе «JvdK/FvdS. Ретроспектива в становлении», которую курирует Кирилл Адибеков, впервые в России будут показаны редкие фильмы двух голландских режиссеров, работавших на зыбкой грани между кино и смежными с ним видами искусства. 

Франс ван де Стаак (FvdS) – голландский художник-самоучка, режиссер, «сын сапожника». И как сын сапожника – едва ли известный режиссер, снявший большинство фильмов на свое артистическое пособие. 

Йохан ван дер Кейкен (JvdK) – голландский кинематографист-импровизатор, фотограф, близкий одновременно и голландской документальной традиции, и авангарду группы CoBrA; кубизму и джазу. Родившиеся и выросшие в Амстердаме они познакомились лишь в 1976 году. FvdS уже снял «Сонату» (опыт конкретной поэзии) и поставил фильм по «Этике» Баруха де Спинозы; а JvdK только закончил постколониальную трилогию Noord-Zuid (основа для будущего монумента Amsterdam Global Village). Их дружба не прекращалась вплоть до преждевременной смерти обоих в 2001 году. 

Начатая ван дер Кейкеном незадолго до этого картина – Onvoltooid tegenwoordig, что можно перевести как «Незавершенное настоящее», – была посвящена другу. Но не была – завершена. Фрагмент незавершенного был показан на пресс-конференции фестиваля «2morrow/Завтра», это – начало ретроспективы. 
Две части ретроспективы. Первая – образы истории и времени, геополитика. Экспериментом будет вторая. 
Сеансы не призваны сблизить режиссеров там, где они – не близки. Там, где один – движим яростью, а другой – желанием. 
Отдельно стоит трилогия «Север-Юг»: «Дневник», «Белая крепость», «Новый ледниковый период». Геополитика и классовые отношения начала 70-х. Следом – I love $, одно из первых свидетельств нового капиталистического порядка 80-х. 
Расходящиеся линии. Диалог экспериментов. 
Ретроспектива – в становлении; программа как процесс. Не – сделанность, но – делание. Ретроспектива – в становлении; таковы новые условия труда. Отсутствие бюджетных гарантий, подвижность формата, стремительные рейтинги валют, прекарность не только фестиваля, но – всей публичной деятельности. Эти непростые условия становятся – идеей программы. 
Франс ван де Стаак снимает возобновляемые сцены, диалоги. Раз за разом проступают несовершенство игры, подвижность текста, декораций. Через время – ясно, что в несовершенном есть единственная возможность продолжения. Постоянное становление – актера, текста, пространства. «Прощай, красивая форма», говорит слепому мальчику (фильм – слух) ван дер Кейкен. После фильма и этой формы (мира, но не – дружбы; Мы не друзья, скажет при встрече, мы стали фильмом, но мы не друзья) – будет новый фильм, будет. 
Фильм делает фильм. Кино как постоянное становление. После смерти JvdK его друзья и коллеги говорят о прекращении делания – как о самом грустном. Предел становления. (И нет продолжателя, говорят). 
«Несовершенный тюльпан», FvdS – Йохан и Нош танцуют на фоне ландшафта, прямоугольной формы, танцуют неумело, но – находя и встречая движения друг друга. То же – можно видеть в «Дневнике» или в «Каникулах кинематографиста», где камера ищет и ласкает беременную жену, детей. 
«Я много размышляла о вашем вопросе, я не думаю, что ван де Стаак, по моему мнению, сам испытавший влияние Строба-Уйе (если проанализировать его мизансценирование и использование текста), повлиял на Йохана. Йохан был поклонником Годара и разных художников, и он считал себя более художником, чем кинематографистом. Поэтому я считаю, что Франс и Йохан подталкивали и вдохновляли друг друга, были близкими друзьями, однако связь в их работах не так очевидна». 
(Из переписки с Нош ван дер Лели, вдовой JvdK) 

В 1980 году JvdK вместе с Клодом Менаром снимает «Мастер и великан». То, как сняты эпизоды в Сахаре, возможно определить как документальное; здесь играет – камера. Амстердамская же часть делается двумя актерами, монтажом, но в меньшей степени – взглядом. В фильмах JvdK важно, что они никогда не становятся идеальными, совершенными. Всегда есть – изъян, несовершенство. Контрапункт проб и удач. Какое-то чудо в сближении двух персонажей «Мастера и великана», некое бьющееся хрупкое (beauty – ?); что-то рукотворное – в угловатости света, направленного на дверной проем, где стоит возлюбленная. Интуиция света. 
И – новое; «Маска». Фильм схож с «Быстротой: 40-70» в том, как трактуется история (а история всегда – версия). Вместо фильма о завершении войны и освобождении Амстердама (45) – фильм о начале войны (40) и том, как война, в форме ли спичечных коробков-бомбардировщиков (звук гудящих моторов), рассказов ли выжившей – об Освенциме, продолжается (70). 
«Маска» поставлена к двухсотлетию Французской революции. Протагонист революции – бездомный Филипп, перебивающийся случайной работой, спящий в метро или бродящий по ночному Парижу. Он говорит о своей маске, о том, что никто на работе не должен знать, где и как он проводит время. Он проводит его в одиночестве, если конечно улица или вокзал – для этого пригодны. 
Маски множатся; мы не знаем, что – этот Филипп? Фильм ли это о революционных идеалах двести лет спустя? Или – о природном актере. Природе актера? Об – одиночестве человека в неолиберальном обществе? О зарождении ксенофобии? В титрах маскарада – благодарность другу, FvdS. Лицо Эвальда Ванвугта; «Дух времени». Маска – в непрестанном становлении. Ничего совершенного, ни настоящего, ни прошедшего. Сколько будут длиться – каникулы режиссера? 

Куратор программы: Кирилл Адибеков — кинематографист, куратор, поэт, лауреат премии Sine Charta (2013). 
Особое спасибо: Ольге Гринкруг 

Благодарности: Ida de Kat–van Meurs, Ольге Дыховичной, Marleen Labijt (EYE International), Софье Гудковой, Nosh van der Lely, Rieks Hadders, Wim Schlebaum, Ксении Гапченко (ЦДК), Наде Назарбаевой (ЦДК), Анисе Казаковой

JvdK-FvdS.jpg
Читать далее

Архив событий за 2015 год

Генеральный партнер

logo_evraz.png

Официальный партнер

Logo_OpenBank_2016_hor_ru_cmyk-01.png


Официальное радио

Radio-Shokolad_dark.jpglogos-BFM-ru_BusinessFM-white-10y-w.jpg

Официальный диджитал партнер


Информационные партнеры